23:20 

ji_tera
Having been
Месяц прошёл, всё повесить забываю.

Сложная судьба у этого фичочка, сложная. Затащили меня Коти как-то раз в док с собой и Verdigris, отстреливаться там драббликами по кругу. Ничто не предвещало беды, а потом неосредственно Коти нафанонили #дваТодая. Рядом стоящие универы, в одном из которых оказались Куроо, Ойкава, Яку, асадайсуги и Укай в качестве помощника тренера; а в другом: Иваизуми, Бокуто и Ушиджима. Списки не окончательные :lol: Поначалу я фонтанировала кровавыми слезами и отказывалась в этом участвовать - ненавижу троп "все в Тодай". А потом сообразила, что это же прекрасный повод натянуть кота на бревно ушикены и втянулась. Получилось так, что завязку и окончание этой истории написали за меня, оставалось только добивать драбблами середину. Потом началась нехватка то времени, то сил, и бедному фанону так и грозило зависнуть в черновиках навечно.

На самом деле в ежемесячной лотерее в линейке Кенмы мне выпал Мия. Не помню даже который. А вот Котям выпал Ушивака :-D И это была бесславная растрата ресурса, потому что она всё равно не стала бы про него писать :gigi: В общем, я вспомнила картинку "если ты ждёшь знака, -
-то вот он!" и звбрала котёнка брёвнышко в хорошие руки.

Долго пыталась прикрутить неприкручиваемое - совместить собственные драбблы с чужими (те самые завязка и ХЭ), но с тигром не срослось. Так что просто поверьте на слово, что ХЭ там есть! Команда ушикенного универа проиграла оф.матч, выиграв до того все тренировочные. Во время празднования пребывающий в эйфории от закрытого гештальта Ойкава перегнул палку с глумлением, достал и своих и чужих, и заставил Кенму проникнуться командным духом и ответственностью за команду альма матер. А утром было: "- И что ещё я пропустил? // - Кенма сказал Ушиваке: "Да".

А ещё фик попал под раздачу коллажей - i.imgur.com/3e0HrJS.jpg

ушикен
намёки на пейринг можно разглядеть разве что при помощи бинокля со встроенной машиной времени. G.
Повседневность, сталкерство, шутки про шираторизаву, страшенные смайлы.
правка Verdigris
Кр.пер.: по мнению Кенмы, он уже отдал достаточно времени и сил волейболу, и вся спортивная деятельность в универе может гореть синим пламенем. По мнению Ушиджимы, он должен был пойти в волейбольную команду.

Под деревом, на дереве

Согласно заверениям всех родственников с обеих сторон, Кенма был “типичным представителем современной молодёжи”, той самой, которая “не думает о будущем и не знает, чего хочет”. Кенма со старшими не спорил. Слишком утомительно. Впрочем, вопрос, чего он хочет где-то там в далёком будущем, был и правда слишком расплывчатым. Даже на вопрос, чего он хочет на ужин, ответа зачастую не находилось.

Окей, возможно он не знал, чего хочет, зато абсолютно точно знал, чего не хочет: просыпаться на полтора часа раньше, растрачивать выходные, вечно таскать лишний баул и ходить с ног до головы в синяках. Короче, никакого больше волейбола. Всё, хватит.

Не то чтобы это была единственная причина, по которой Кенма не стал подавать документы в тот же универ, что и Куро, но в общем да. Это была та самая причина. А так – нет Куро, нет волейбола. А тупой совени, который оказался с Кенмой в одном универе, он пригрозил перекрыть доступ к гуглу, если тот кому-нибудь проболтается, что он был связующим и капитаном.

К Золотой Неделе успокоились даже самые неутомимые зазывалы, все кружки и секции отметили набор новичков десятком-другим банок пива, и Кенма выдохнул. Субботнему сну после долгих ночей с любимой плойкой больше ничто не угрожало.

Однако же, радость его была недолгой и длилась ровно до того момента, как однажды на перемене у него над головой раздалось:

– Козуме Кенма?

Кенма поёжился. Собственное имя, произнесённое незнакомым голосом, звучало зловеще. Ему даже показалось, что вокруг сгустилась тьма. Поставив игру на паузу, он поднял глаза и практически уткнулся носом в куртку с эмблемой волейбольной команды универа.

Блядство.

Нависшая над ним туша Ушиджимы Вакатоши загораживала солнце полностью. Когда Шоё рассказывал о матче с Шираторизавой и о громадном капитане команды, Кенма думал, что тот преувеличивает. Оказалось, нет. Просторная спортивная куртка так тесна в груди, что ткань вокруг вышитой эмблемы университета грозила разойтись. И по длине была коротковата.

Вот Лев тоже длинный, как шпала, но он просто бесил. Шея затекала с ним разговаривать. А этот – как там Шоё говорил? Ушивака? – пугал.

– Это ты – Козуме Кенма? – Повторил тот. Без малейшего интереса в голосе, будто это и не вопрос вовсе. Таким тоном и по фамилии – только на расстрел вызывать.

– Кенма. – На экране телефона снова задёргались пиксельные спрайты. – Да, это я.

– Ты должен был пойти в волейбольную команду.

Палец дёрнулся и промахнулся мимо клетки. Из пяти членов пати один перестал радостно подпрыгивать. Ну, блин. Можно было ожидать, что разговор пойдёт именно об этом, но чтоб так сразу?

“Кажется, от этого Ушиваки будет сложно отвязаться,” – пришло в голову Кенме.

***

А через месяц он серьёзно подумывал о том, чтобы выкинуть телефон.

Окей, телефон жалко. Выкинуть симку. Сменить номер. Перерегиться в Лайне. Придётся повозиться с переносом заметок и восстановлением ленты друзей, но он и так не социоблядствует, не то чтобы речь шла о трёх сотнях контактов. Своим напишет, а кому больше всех надо – сами его найдут.

Хотя в этом и заключалась проблема.

“Больше всех надо” будет как раз тому же Ушиваке, так что все старания пропадут зря.

Кенма разблокировал телефон, посмотрел на экран и заблокировал снова.

Уже который день поутру его ждало сообщение:

“06:50 УшиджимаВакатоши813 Приходи на тренировку. 5 вечера, второй спортзал.”

И имя в Лайне такое, УшиджимаВакатоши813. Его что, дедушка регистрировал?

Сообщения Кенма, конечно не открывал, только читал оповещения. Была надежда, что этот придурок подумает, что ошибся адресатом. Но полчаса назад скончалась и она. Сразу как закончилась последняя лента, телефон пиликнул и теперь строчка в трее гласила:

“16:44 УшиджимаВакатоши813 Если у тебя нет волейбольных кроссовок, Акааши из соседнего кампуса даст свои сменные. Куроо договорился.”

Как сложно жить, когда лучший друг – предатель.

Кенма давно подозревал, что у Куро зависимость. Мать родную продаст за волейбол. И его, Кенму, тоже.

Вот пусть только попросит ещё что-нибудь когда-нибудь, уж он ему припомнит.

Кенма нажал на кнопку блокировки, вздохнул и снова погасил экран.

Что делать – непонятно.

Избегать Ушиваку и не попадаться на глаза – не помогало. Тот где-то достал его номер. Хотя, понятно где. Не отвечать на сообщения – не помогало, он всё равно писал. Несколько раз этот лебедь-переросток подсаживался к нему в столовой, и Кенма собирался показательно его игнорировать – уж с этим бы проблем не возникло. Но как было его игнорировать, если он кроме привет-приятного-аппетита-пока не говорил ни слова?

Молча ел, слегка нависая над столом. Почти всегда одно и то же. И медленно так, обстоятельно, даже непонятно было, нравилась ему еда или нет. Вокруг Ушиваки вообще образовалась какая-то тихая зона, словно он даже нормальный столовский гул отгонял своим присутствием. Сидел, расправив плечи и загораживая собой весь обзор. Спина всегда ровная. Хоть бы палочки облизал.

Или в задницу себе воткнул.

Первые пару раз Кенма напряжённо вслушивался, он всё ждал, когда же заведётся шарманка: “Ты должен записаться в секцию волейбола, бла-бла-бла, командная игра,бла-бла-бла, спорт, бла-бла-бла, талантом нельзя разбрасываться, бла”. Сосредотачивался до того, что практически слышал, как Ушивака глотает.

Но тот ел с ним за одним столом, прощался и уносил поднос на стойку. Продемонстрировать своё презрение и игнорировать не получалось.

Ситуация была ужасна.

А ужаснее всего было то, что она начинала Кенме нравиться.


***

вт, 8 мая
Прочитано 13:10 ٩(ఠ益ఠ;)۶
Прочитано 13:10 ୧((#Φ益Φ#))୨
Прочитано 13:10 ٩(╬ʘ益ʘ╬;)۶
Прочитано 13:11 моё лицо, когда ушивака уже мысленно записал меня в вол.команду


Так он написал Шоё три месяца назад. И все эти три месяца Шоё был практически единственным источником моральной поддержки.

13:15 Кенма!!!!!! Урааа!!!!!!! Ты всё таки надумал!
13:16 Знаеш, что это значит? В следущем году снова будим на одной площадке!! Здорово!!!!!


Прочитано 13:16 ・゚・(੭ ˃̣̣̥ ㅂ˂̣̣̥;)੭ु
Прочитано 13:16 нет, шоё, нет
Прочитано 13:17 не хочу в команду
Прочитано 13:17 даже думать об этом не собираюсь └|゚益゚└|
Прочитано 13:17 он просто привязался


Шоё, впрочем, тоже его не понимал. Но хотя бы старался.

13:20 Тогда это плохо!!!!!!
13:25 Не то что ты не хочеш, а то что заставляет
13:25 Ну тоесть то что не хочеш тоже плохо, но так не поступают!!!!!!
13:28 Кенма, держись!!!!!!!!!!!!


“Кенма, держись”. “Кенма, стой на своём”. “Кенма, ты справишься”. Было понятно, что Шоё всей душой болел за успех Вакатоши, но необходимость поддержать друга всё-таки перевешивала.

“Кенма, сопротивляйся”. Вот только сопротивляться было особо нечему. Вакатоши не просил и не спрашивал. Не настаивал и не рекламировал. Он вообще ничего не говорил.

Поначалу было стрёмно. Вакатоши угнетал одной только шириной плеч. Из головы никак не вытрясалась дурацкая идея, что он вот сейчас протянет лапищу, возьмёт за шкирку и понесёт в спортзал. Неделя проходила за неделей. Время от времени на стол Кенмы в кафетерии или библиотеке падала уже знакомая тень. Приветствие, вопрос, не занято ли, кивок – вот и всё. Ушиджима поглощал еду, читал что-то своё, смотрел на скачущие за окном солнечные пятна. Иногда подсматривал в экран приставки. Хмурился на сложных битвах.

Его молчания оказалось легко различать: унылые лекции, отличная тренировка, разнывшееся плечо, шумная компания на соседней скамейке. Мнение об окружающем мире проскальзывало на лице, как бегущая строка в новостях, и растворялось. Ни одна проблема не проникала достаточно глубоко, чтобы поколебать общее состояние покоя.

Это притягивало. Сидя в тени мощной фигуры, было легко не обращать внимания на перешёптывания. На взгляды и пересуды.

Да и экран меньше бликовал.

Среди текучих оттенков молчания не хватало одного. Того, который бы объяснил, чего Ушиджима добивался непосредственно от Кенмы. О волейбольной команде он не заговаривал, ежеутренние сообщения тоже прекратились.

И сколько бы Кенма ни присматривался, приходил к одному и тому же. Ушиджима садился рядом, потому что ему нравилось сидеть рядом.

Как и Кенме.

В детстве неподалёку от их дома росло крупное кряжистое дерево. Его облюбовала сорока – гнезда не строила, но прилетала каждый день. Сидела, вцепившись когтями в узловатую кору, вертела чёрной головой. И частенько под деревом можно было увидеть соседского кота. Он сидел и наблюдал за птицей.

“Смотри”, – показывала мама, присев на корточки рядом с Кенмой. – “Сорока высматривает, что можно ухватить. Есть ли на земле зёрнышки. Или веточки, чтобы строить гнездо.”

Глаза у сороки были как бусинки, и всегда был виден только один. Она сидела на дереве долго-долго, едва подрагивая крыльями.

“А котик, смотри, охотится.” – Мамин голос звучал так чётко, будто она снова говорила прямо на ухо. – “Котик ждёт, когда сорока соскочит пониже, а потом кааааак прыгнет! Знаешь, как котики прыгают? Как котики прыгают? Молодец…”

В последнее время Кенма часто вспоминал то дерево, кота и птицу. Неподвижные силуэты среди плещущихся теней от листвы. Он со всё возрастающей уверенностью подозревал, что после проведённых вместе часов ожидания им просто понравилось там сидеть.

Кенма поймал себя на том, что на битвах с боссами разворачивал экран, чтобы было видно сбоку.

А ещё на том, что точно знал, как прошли все матчи университетской волейбольной команды за последние два месяца. Знал основные стратегии и амплуа игроков. Смотрел ролики с матчей на Нико-нико.

Перед началом сезона команды только раскачивались, сыгрывались, до первых официальных матчей оставался примерно месяц. Их команда была одной из сильнейших, первый состав прорывался вперёд как боевая машина. И двигался, как выверенный механизм. Такая командная работа отлаживалась годами, но они и играли вместе уже четыре года. Практически весь первый состав учился на последнем курсе. И связующий тоже. И другого не было.

Кенма был почти готов простить Котаро и вернуть ему гугл в качестве домашней страницы в браузере. Он вертел в руках телефон в сине-жёлтом силиконовом чехле, пока хозяин оного оживлённо пересказывал пятничный товарняк с командой соседнего университета, того самого, где учились Куро, и Кейджи, и Яку, и Тоору, и старшие из Карасуно. Куро то и дело вклинивался, протестуя против описания розыгрышей. Котаро сдался, когда в спор включился Кейджи. Тот говорил отрывисто и чётко, и едва не раздавил зажатый в пальцах бургер. Все товарищеские матчи между командами их универов команда Куро и Кейджи проиграла. Все четыре.

Зря они заговорили о волейболе.

На чехле синие и жёлтые полоски разбегались из центра слегка закрученными секторами. Кенме почти не хватало массивной фигуры, присутствие которой гасило шум и суету.

До сих пор командой Кенмы была та, за которую играл Куро. И сейчас Кенма не желал ему проиграть. Но Котаро и Вакатоши он желал выиграть.

* * *

В зале пахло полиролью и потом. Кенма не скучал по этому запаху ничуть.

Он свернулся на скамье, спрятав нос в вороте толстовки, и строчил сообщение за сообщением, описывая спортзал, заполняющиеся трибуны, табло, загон для запаса. То, что “да ничего пока не происходит” для Шоё не считалось ответом, выяснилось опытным путём ещё в начале учебного года.

Радостный гул болельщиков потерялся было за азартом переписки, но вот волны кричалок побежали по нарастающей, скандирующие голоса тонули друг в друге, смешиваясь в нестройный хор. Кенма ещё сильнее вздёрнул плечи, зарываясь поглубже в кофту.

Трибуны приветствовали своих героев.

Несмотря на то, что товарищеские матчи между двумя универами проводились постоянно, в турнирной таблице они совпали в первый раз. Всю прошлую неделю ни в один групповой чат было невозможно зайти: там Куро и Яку с ума посходили, тут Котаро, Куро и Кейджи сцепились, в третьем окне Тоору, Суга и Кейджи похвалялись, что у команды противников единственный связующий, и тот им не ровня.

У команды альма матер самого Кенмы, то есть.

В чате “Шабаш” тысяча сто двадцать восемь пропущенных сообщений за четыре дня.

Куро встретился с ним взглядом, как только их команда выбежала на разминку.

Кенма вообще не собирался приходить. И сидел за баннерами своего универа. Он в последнюю минуту поддался нытью Котаро, который просил прийти, поболеть за него, раз уж большинство их друзей окажутся по ту сторону сетки. Кенма едва разговаривал с Куро с тех пор, как кое-кто сдал кое-чей номер телефона, тот даже не знал, будет ли он в зале. И тем не менее.

Куро потребовалось две секунды, чтобы его найти.

Вакатоши бежал, не спуская глаз с трибун, пока не нашёл.

@темы: Волейболь!!, Аниме, Слэш, Фанфики

URL
   

Glowledge

главная