17:27 

ji_tera
Having been
Непрошеная повесть :facepalm3: :facepalm3: :facepalm3:
Сама пошутила @ сама посмеялась. Бывают фендомы без фиков, а бывают ли фики без фендомов? Ок, бывают. Ориджи. Но это не оридж!

Познакомьтесь, фик по несуществующему фендому, и тот АУ.


Красавица и Чудовище
Участвуют все колхозники! группы Saratoga, Mago de Oz, Ankara, Skizoo и Sober, а так же Leo Jimenez.
Лео Хименес\Тете Новоа, можно найти следы хосеты и Чус\Хосе Андреа.
Планируется NC-17
Ээээ... Немножко зоофилии? Ксенофилии? Ах, да, и романтические отношения между одушевлёнными предметами. Как я дошла до жизни такой?
Естественно небечено. Кому оно, в любом случае, вообще надо? :lol:


Глава первая,
в которой упоминаются все главные персонажи, а некоторые из них даже встречаются.

Это было в те года, когда у кур росли рога, реки были чисты и полноводны, в ночном небе было тесно от звёзд, а земля была поделена на множество королевств - таких маленьких, что многие из них сейчас и не упомнишь. В одном из королевств, не маленьком, но вовсе не большом, где дела шли не шатко, но и не валко, а урожай родился не богаче, чем у соседей, но всем хватало, был, разумеется, король. У короля был сын - соответственно, принц, - и вот сына-то король считал истинной гордостью своего королевства.

Простим его, многие родители склонны преувеличивать в таких вопросах. Однако, нельзя не признать некоторую правоту короля - при том, что его королевство не выделялось ничем, ни плохим, ни хорошим, ни богатством, ни бедностью, и не было в нём ни волшебных озёр, ни кошмарных драконов, наследник трона определённо был получше многих соседских. Принц Лео был несомненно красив, обладал подтянутым телом, острыми, рельефными чертами, улыбчивым ртом, точёным носом и впечатляющей гривой смоляных кудрей, закрывавшей всю спину, почти до узких бёдер. Пусть не силён был принц в науках, природа не обделила его умом и сообразительностью, а также подарила доброе и сострадательное, хоть и слегка ветреное, сердце. На турнирах и на поле брани принц был ничуть не хуже остальных, и даже чуть-чуть получше, а большего Его Величество и желать не смел. Ратный опыт - дело наживное, научится ещё, какие его годы. В конце концов, король был и сам ещё не стар и на покой не собирался.

Среди множества достоинств были у юноши и недостатки, и один из них существенно отравлял самому же Лео жизнь. Во многих качествах давал он о себе знать, принца звали и непоседливым, и ветреным, и шебутным, и искателем приключений. Никак не сиделось ему на месте, то в поход на один конец света сорвётся, то на другой, то королевскую охоту затеет, то рыбалку, то изничтожением троллей займётся, то дипломатией. И везде принцу весело, но недолго. А исток всего - чувство тоски неведомой. Что-то тянет, чего-то не хватает, а чего - непонятно. Или, как говорит простой люд, шило в жопе свербит. Положительным побочным эффектом шила было то, что Лео вовсе не возражал лично укреплять государственность в любом уголке королевства, и частенько месяцами не появлялся в столице, выполняя королевские поручения.

Вот и нынешний промозглый осенний вечер застал Лео в замке барона, имевшего умеренно обширные владения в нескольких днях пути от столицы. В этих краях не было срочных и важных дел - налоги с земель платились исправно, чудовищ в округе не было, жалоб не поступало, но земли были далеки и небедны, а потому король считал нужным регулярно напоминать о централизованности власти в государстве. Возвращавшемуся после визита в соседнее королевство принцу был отведён ночлег, а в его честь устроен торжественный ужин. Супруг барона соответствующим образом посокрушался, что гонец Его Высочества прибыл всего за пару часов до кортежа, и не было никакой возможности созвать пир, достойный наследника престола, но Лео был только рад полудомашнему окружению. Замок был возведён добротно и уже много десятков лет не подвергался перестройке, а потому помещения были невелики. В увешанной мистическими гобеленами трапезной свободно разместились кортеж принца, несколько вассалов и домашняя свита барона, но хорошему пиру развернуться было бы негде - ни сплясать, ни побуянить.

Резные деревянные своды, дребезжание придворного алхимика, зажареный кабан и картофель наводили тоску. Беседа с бароном, - человеком обстоятельным - и того больше. Напротив Лео усадили сыновей хозяина замка, но старший явно не имел намерений прерывать размеренный монолог родителя, хоть ему явно и было, что сказать; младший же с самого начала едва глаза на принца поднял и слова не молвил, когда не спрашивали, а потом и вовсе переместился в тот конец стола, где стучала кружками дружина, и уж оттуда его голос доносился в каждом взрыве смеха. Лео очень постарался сглотнуть зависть вместе с очередным глотком вина и сосредоточиться на разговоре о смене правящей линии у западных соседей. Ну почему у него не было старшего брата?

Когда ночь перевалила за самый тёмный час, и соседствующие вассалы разъехались по своим поместьям, а барон с супругом удалились, Лео наконец добрёл до рыцарей из своей свиты, сгрудившихся вместе с дружиной, сгрёб со стола чью-то кружку с пивом и тут же вклинился в общую болтовню на четыре темы одновременно. Посреди смеха, подначек и песен принц чувствовал почти физическое облегчение - последние часа два язык чесался уже невыносимо.

Долго ли, коротко ли мерцали на своде небесном звёзды да поднимался в туманной дымке холодящий рассвет, а новый день всё-таки занялся и пришла принцу пора снова отправляться в путь. Обстоятельство это печалило не только хлебосольных хозяев, но и многих гостей, поскольку пиво у барона было бодрящее ввечеру, но никак не с утра.

Вскоре деревья стали попадаться куда чаще, чем жилье, и вот уже Лео со свитой въехали в светлый ароматный лес, через который предстояло добраться до следующего замка. Слегка за полдень выехали к источнику, и был объявлен привал. Проклинающая птичий клёкот и цоканье копыт свита благодарно повалилась в теньке и прохладе. В общем бурчании принц различил: "Ведьминское пойло, помяните мое слово, ведьминское!" - И вспомнил, как вечером дружина рассказывала байки о ведьме, что живёт в этом лесу. Согласно людям барона, была она красоты неописуемой - сама крошечная, хрупкая, волосы как у павы, бёдра как изгиб альта. Но ведьма, так что особо губу не раскатаешь и телеса не помнёшь - превратит в подсвечник и не поморщится. Как было сказано, немало парней, крепких и напористых, ходили к ведьминому замку искать её благосклонности, а назад не возвращались. Однако, если её не трогать, ведьма не пакостила, а также предоставляла снадобья от хворей да от мышей за умеренную плату, а посему барон наказал к ней не соваться.

Вспомнил Лео о ведьме и пришла ему в голову светлая мысль: ведьмы - они же как совы, всё знают, только при этом ещё и рассказать могут. Возможно, ведьма ему расскажет, где искать счастья на этом свете, раз уж он сам найти не в состоянии. Юноша огляделся по сторонам - чистая, сладковатая ключевая вода, казалось, не освежила, а только больше разморила его людей, в продолжить путь они смогут только к вечеру. Оглядевшись еще раз и решив, никого с собой не брать, принц отвязал коня и повёл его в ту сторону, где лес выглядел гуще и темнее. Отойдя от места привала он забрался в седло, и плоская задница привычно скомандовала ногам: "Вперёд! На встречу приключениям!" Верный конь, прижатый к седлу с другой стороны, потрусил вперёд, так же привычно запоминая по дороге пути к экстренному отступлению.


Глава вторая,
о необходимости соблюдения техники безопасности, и немного о магии.

Долго ли, коротко ехал принц, а вот расступились перед ним тёмные шершавые сосны и между ними вырос, будто из воздуха соткали, замок, весь острый и обломаный, словно ощетинившийся. Зубцы обглоданы ветром и дождём, окна в башнях заложены разномастными камнями, а по стенам поднимаются корми и шипастые стебли. "Ну, так и я не летнюю резиденцию искать приехал, а совета просить," - с этой мыслью Лео встряхнулся, спешился, и, привязал коня к закрытым воротам. Рядом с обвитым цепью и плющом замком зияла дыра в решетке, при чём на аккуратно погнутых кованых прутьях в три пальца толщиной не было ни ржи, ни грязи. Юноша пересек небольшой затененный двор. Замок совсем не выглядел обжитым, по двору не сновали слуги, не слышно было всхрапывания лощадей и кудахтанья домашних птиц, неуютную тишину двора нарушал только шёпот сосен да свист лесных пичуг. "Нужно хотя бы постучать, раз уж забрался в такую глушь. Вот сейчас попробую, и поеду обратно к ребятам," - решил принц и протянул руку к кольцу на двери.

Обшитая железом дверь распахнулась. Ещё до того, как принц до неё дотронулся.

Изнутри, на удивление, не веяло ни холодом, ни сыростью, разве что слегка пахло пылью. С порога Лео не удавалось разглядеть ничего, кроме пары стульев и призрачно-белого мрамора парадной лестницы, но вот в глубине вспыхнул канделябр, а за ним еще один, и еще. Огоньки свеч тускло освещали коридор, уводящий куда-то вглубь. "Что ж," - подумал принц, - "по крайней мере в том, что я не ошибся замком, можно не сомневаться".

Коридор вёл сквозь анфиладу комнат, но редкие огоньки давали едва ли достаточное количество света, чтобы не споткнуться; ни интерьеров, ни даже размеров разглядеть было решительно нельзя. Несколько раз прямо под аркой или сразу за дверью попадались доспехи странных форм, гнутые подсвечники и вазоны. Проходя мимо особо затейливого подсвечника принц вспомнил россказни бароновой дружины и, на всякий случай, поздоровался. Наконец, впереди забрезжил ровный дневной свет и юноша прибавил шагу.

Хозяйка встретила его в небольшой круглой гостиной. За высокими окнами раскинулся поросший высокой, сочной травой луг, после тёмного коридора его солнечная зелень казалась грёзой.

- Добро пожаловать, Ваше Высочество.

Залюбовавшись летним полднем, Лео сначала и не заметил поднявшейся ему навстречу женщины. Вымолвив приветствие, она присела в неглубоком реверансе, всё ещё в замешательстве, принц склонил голову в ответ. Она была совсем крошечной, на полторы головы ниже его самого. Первыми взгляд привлекали широкие крутые бёдра, определявшие центр её тела. Утянутая корсетом талия создавала столь разительный контраст, что хотелось немедленно поддержать её а то вдруг переломится. Подняв глаза выше, Лео отметил, что весь торс женщины выглядел чрезвычайно хрупким и как будто острым. Как веками обтачиваемые шквальным ветром скалы. Над плотно прилегающим к плоской груди корсетом подрагивали ключицы; даже не с каждым дыханием, а словно выдавая сокращения мышц. В сравнении с тонкой шеей и аккуратной головкой, черты лица казались крупными и притягивали к себе всё внимание - крупный, хищный нос и огромные оттененные чёрным глаза.

- Ваше Высочество? - Взлетевшая под отливающую зеленой (зеленой? Он подумает об этом позже) чёлку бровь напомнила Лео, что, пожалуй, не стоит долго пялиться на женщину, которая может превратить тебя в подсвечник.

- Прошу простить мне моё замешательство, миледи, никогда раньше не видел живую ведьму.

Бровь изогнулась чуть сильнее.

- А мёртвую?

- Приходилось, - пробормотал принц, пытаясь проскочить неудачную тему, и решил больше ведьм не упоминать. - Прошу, красавица, зовите меня Лео.

- Зачем же ты забрался в мою чащобу, Лео? С пути ли сбился, али по делам государственным в столь дальний путь отправился?

- Дела сердечные меня привели. - Возможно показалось, но в глазах ведьмы будто промелькнула досада, а чуткие ключицы запали еще сильнее. - Пришёл испросить я твоего, красавица, совета

Нет, не показалось. На слове "совет" женщина заметно расслабилась.

- Спроси. Хоть я и не ведаю, чего тебе может не хватать, принц Лео.

- В этом и проблема! Я не знаю! Чего-то хочется, - увлекшись мыслью, юноша, как обычно, перешел в режим скороговорки. - Но я и сам не пойму, и друзья есть, но иногда, как гонит прочь от них, и девица одна нравится так, что сердце замирает, но как представлю всю жизнь с ней вместе - так на край света сбежать хочется. Кстати, пробовал, там басурмане смешные, говорят интересно, в туфлях носами к небу ходят, но и там скучно стало. И девицы-красавицы, и парни ладные на меня заглядываются, и это радует, конечно, но недолго. Не могу так больше, хочу найти то, чего мне в жизни не хватает, хотя...

Отчаявшись прервать всё ускоряющийся монолог, ведьма развернулась и подошла к одной из деревянных панелей, оказавшейся дверью. За ней уходила вверх крутая лестница, деревянные ступени затёрты посередине до блеска. Всё ещё бормоча, принц направился за ней.

Лестница привела прямиком в комнату, очевидно ведьмино рабочее помещение. Определить его размеры было абсолютно невозможно, поскольку стены, от пола до потолка, были покрыты полками, на которых вперемешку громоздились книги, мешки и колбы. Кругом были беспорядочно расставлены стойки, странные приборы, столики и даже дополнительные шкафы. Комната, в которую поместилось столько мебели, приблоров и мелочей просто должна была быть просторной, однако тесно в ней было, как в каморке старьёвшика. Единственный островок свободного пространства сохранялся вокруг массивного стола, массивные, устойчивые, грубо выструганные ножки которого странно сочетались с отполированной слолешницей.

- Есть у меня идея. - Начала женщина, убедившись, что её наконец услышат. - Поскольку проблема сформулирована весьма невнятно, - ведьма ловко перемещалась по комнате, собирая ингредиенты; зеленоватая макушка едва мелькала посреди нагромождений книг и склянок. - Невнятно, невнятно... Ах, вот оно. Могу приговить для тебя одно зелье. Обычно в таких случаях используют артефакты, но для них заготовки нужны... Много времени займёт. Сварим тебе зелье, выпьешь его, и ноги сами приведут к тому, чем сердце успокоится. Вот, поставь на алтарь. Только не тряси!

Освободив руки, ведьма увлеклась чтением надписей на склянках и мешках с травами, время от времени бормоча что-то об урожаях. Помявшись, Лео все-таки приблизился к оказавшемуся алтарем столу. Пятен крови и ведьмовских рисунков на нем не оказалось, но, тем не менее, от осознания, что это алтарь, было неуютно. Тем временем, количество колб и баночек на столе всё росло. Наконец, всё было собрано и аккуратно расставлено по обе стороны от водружённого в центре котла, который заметно нагрелся, не взирая на отсутствие огня под ним.

Лео не был уверен, сколько ведьминских штучек он может вынести за день.

- Ладно, я тогда не буду мешать, кто-нибудь может проводить меня в библиотеку и по...

- Нет, не в библиотеку.

Юноша уже готов был скатиться по крутой лестнице.

- Хорошо, или я подожду в гостиной, там прекрасный ви...

- Стой здесь, мне нужны будут образцы первичных влаг.

Ничего не поделаешь, Лео опустился на верхнюю ступеньку и принялся ждать.

Отметим, что усидчивость и спокойствие никогда не значились среди добродетелей принца. Довольно скоро он заскучал и попытался завести разговор с ведьмой, но та была занята и к беседе не расположена. Спустя еще какое-то время скука и любопытство пересилили настороженность, он встал и побрёл по комнате, оглядывая ведьмовские штучки.

Большая часть содержимого разномастных посудин напоминала кладовую придворного лекаря - травы, еще травы, замоченные в крепком алкоголе корешочки, порошки. Здесь, правда, попадались и невиданные цветы, но Лео они в любом случае сильно не интересовали. От открыл пару банок, понюхал содержимое, но запахи были обычными, травяными. Чёрным колдовством и жертвоприношениями не пахло. Когда Лео поднял и подкинул в ладони один из мешочков, его обдало облаком ярко-голубой пыли.

- Это что?

- Положи на место. - Ведьма на секунду оторвала взгляд от котла, оглядела покрытого голубой пылью принца и только вздохнула. - Молотые крылья фей, положи на место.

Где точно лежал мешочек он не помнил, но опустил его на первое замеченное свободное место со всей предосторожностью и, как мог, отряхнулся. В следующем шкафу были уже более интересные вещи - куски звериных шкур со странными узорами, разложенные по маленьким баночкам когти и зубы, и даже сердце в банке с жидкостью, целое, только совсем чёрное. Принц выковырял из банки пару звериных клыков, и как раз пытался разглядеть своё отражение в стеклянной дверце соседнего шкафа, засунув их под губу, когда его подозвала ведьма.

- К твоим услугам, красавица! - "Оскалился" звериными клыками принц.

- Справа от меня склянка с алкоголем и игла. Протри пальцы, - хорошо протри, ты весь в порошке, - и уколи безымянный. Мне нужны четыре капли крови, прямо в котёл.

Жидкость в котле бурлила, как водица, но капли крови расплывались в ней медленно, образуя перетекаюшие друг в друга узоры. Отсчитав четыре капли, женшина потянулась в сторону, за очередным порошком, и Лео наклонился к котлу, рассмотреть эти узоры поближе. Ему показалось, что он увидел очень крепкого мужчину, три полосы со звёздами и корабль, но прядь волос выскользнула из-за плеча и упала прямо в котёл, разбив изображения. Он поскорее выпрямился, пока ведьма не заметила и постарался украдкой выжать волосы. Он покрутился еще у алтаря, разглядывая собранные ведьмой ингредиенты, кроме прочего там были кора и листья ясеня, экстракт ветра, сушёный подорожник и голубиный помёт. Лео решил больше не читать этикетки, иначе он не был уверен, что сможет это выпить. Он поперебирал склянки еще немного, однако вскоре ведьма попросила его плюнуть в ступку с каким-то порошком и отогнала от стола, ворча, что он ничего не ставит на место. Вспомнив, что так и не положил на место клыки, он вернул их в шкаф. С одного откололся кусочек, но принц понадеялся, что совсем немножко - не страшно, и сделал мысленную пометку добавить несколько монет к стоимости зелья.

Ведьма краем глаза следила за его передвижениями, готовая в любой момент кинуться спасать драгоценные порошки и составы, присутствие любопытного, непоседливого гостя её совсем не радовало, но и оставить его одного в пустой библиотеке было ничуть не лучшим вариантом. Женщина отсчитывала минуты до момента, когда зелье сварится и можно будет выставить непрошеного гостя за дверь. Отвлекаясь на юношу, она не заметила ни опалового блеска в глубине котла, ни того, как пар из котла постепенно поменял цвет.

Наконец всё было готово. В обмен на небольшой кошелек принцу был вручен фиал с жидкостью.

- Как выйдешь за ворота, - инструктировала ведьма, - определи, с какой стороны столица.

- Но я даже не знаю, как сюда заехал!

- Ничего, а ты примерно. Главное, чтобы ты сам так считал. Так вот, повернись спиной к дому, к твоему дому то есть, и повернись четыре раза на пятке через левое плечо, и выпей всю порцию залпом. Всю, понял?

- А какое оно на вкус?

- Не знаю, никогда не пила.

Обменявшись благодарностями и словами прошания, они расстались. Миновав тёмный коридор принц вышел на послеполуденное солнце, как будто и не провел несколько часов в захламленной комнате. Он пришурился на солнце, пытаясь определить стороны света, наконец развернулся, покрутился и проглотил вязкую, солёную жидкость. И мгновенно пожалел, что не спросил, как работает зелье - всё тело охватил невыносимый жар.


Глава третья,
в которой устанавливаются новые правила.

Когда надоевший гость ступил в пространственный коридор, Красавица глубоко вздохнула и щёлкнула пальцами, подзывая чайник. Активной охоты на ведьм в королевстве не велось, но когда кто-то обличённый властью наносит визит - это всегда подозрительно. Не то, чтобы она не могла за себя постоять, но ссориться с королём не хотелось, она так хорошо устроилась в этом маленьком лесу, что, не без ее же помощи, активно разросся вокруг ее замка за последние двести лет. Или двестипятьдесят. Подняв прибежавшую к её ногам чашку чая, Красавица перешла в зал, из которого открывался вид во двор. Принц как раз закончил вертеться и, слегка пошатнувшись на месте, поднёс к губам фиал. И с криком упал на землю, царапая собственное лицо. "Странно, таких побочных эффектов не должно было быть," - прикинула женщина, отхлебнув глоток.

"Астарот побери, надо было его посадить на стул в углу и запретить шевелиться," - оцепенев, она наблюдала за происходящим во дворе. - "Что же попало в зелье?!" Почувствовав, что хватка хозяйки на ручке совсем ослабла, чашка заверещала. А может быть, и чашку тоже охватил ужас от увиденного.

Конечности катающегося по траве юноши удлинились, одежда свисала с них лохмотьями, разорвавшись под напором растущих мышц. Поначалу на лице и плечах были видны царапины от длинных и острых когтей, но потом их закрыла тёмно-коричневая, слегка вьющаяся шерсть. Его ноги и руки теперь больше напоминали лапы животного. Торс так же порос густой шерстью и непропорционально изменился, плечи оказались раза в три шире таза. Со страшным воем принц сжался на четвереньках, сквозь лопнувший шов штанов прорастал пушистый хвост. Красивое улыбчивое лицо принца вытянулось, как волчья морда, его и так длинноватые клыки выросли и заострились. Из львиной вьющейся гривы задорно торчали к небу треугольные уши. Спустя всего пару минут перед замком лежал громадный зверь. Дрожащими руками поставив чашку на пол, ведьма бросилась во двор.

Зверь лежал без движения, и поначалу она испугалась худшего. Принц был непоседливым, но вовсе не плохим человеком, и Красавица не желала ему зла. Обнаружив слабое, но размеренное дыхание, ведьма вздохнула и тяжело опустилась на землю, рядом с огромной тушей. Ну вот и не поссорилась с королём. Она подумала было переместить зверя в замок, но быстро отказалась от этой идеи - каждая комната была пронизана магией, а лишнее воздействие сейчас было ни к чему. Где-то в глубине всё еще царапалась надежда, что а ну как всё обойдётся. Проспится и превратится обратно. В конце концов, полное превращение - штука сложная, зелье такой силы и специально-то не сразу намешаешь... Оставалось только ждать.

Не желая издавать резких звуков рядом со спящим зверем, ведьма подняла руку и помахала. Слуги наверняка прилипли к окнам, заметят. Прибежавшим на зов она приказала принести пару подушек и бархатную портьеру, вместе они устроили бывшего принца поудобнее и ведьма удалилась в лабораторию, наказав позвать ее, как только зверь проснется.

Спустя пару часов ее оторвали от работы. Во дворе Красавица была встречена разъярённым рычанием:

- Что ты со мной сделала, ведьма?!

Отметив про себя: "По крайней мере какие-то функции мозга сохранились, отлично," - она перешла в наступление.

- Я сделала? Я сделала?! ЧТО ТЫ СДЕЛАЛ С МОИМ ЗЕЛЬЕМ??? ТЫ КУДА ЗАСУНУЛ СВОЙ ДЛИННЫЙ НОС, ЖИВОТНОЕ?!

На заднем фоне солидарно звякнул сервиз. Впрочем, вполне возможно, его пошатнуло звуковой волной. В конце концов, даже звериный рык не мог сравниться с сотнями лет практики. Поднявшийся было на задние лапы зверь оторопел и плюхнулся на зад. Видимо, стоять на двух лапах было неудобно.

- ЧТО ТЫ ТРОГАЛ В ЛАБОРАТОРИИ???

- Ниче... - незаконченная фраза перешла в нечленораздельное рычание. - Не знаю. Банки.

Лео явно задумался, потом отвлекся на разглядывание собственного нового тела - согнутых мускулистых лап, густой, завиваюшейся тугими колечками шерсти, когтей, полностью закрытого крайней плотью члена и выглядываюшего между ног кончика пушистого хвоста. И тем не менее, когда он поднял совсем по-человечески испуганные глаза, перед Красавицей сидел не могучий и опасный хищник, а расстроенный, напуганный юноша. Как на него такого сердиться? Он уже сам себя наказал.

- Это... я теперь таким навсегда останусь? - глухо пророкотал зверь.

- Ну что ты, конечно нет. Вернем тебя в исходную форму, - рискнула обнадежить его ведьма.

- Да? А когда?! Сейчас? - гигант с энтузиазмом поднялся на задние лапы и зашатался, пытаясь поймать равновесие. Звериные лапы не собирались выпрямляться полностью, да и центр тяжести был не тот.

"И что с ним таким делать?" - мысленно вздохнула Красавица. - "К папе-королю не отправишь. Насколько мне известно, король обо мне не знает, и лучше бы и дальше не знал. А то нынче понаразвели всяких дармоедов, то налоги трясут, то печи проверяют, то следят, чтоб ночные вазы в специально отведенные канавы сливали, да крыс толком травили. Каждый норовит нос засунуть, так что даже если меня не постановят сжечь сразу же, то всё равно потом жизни не дадут. Эх, свалился же гость на мою голову..."

- Ты поспи у меня, добрый эээ... молодец. Утро вечера мудренее, может статься, к утру само пройдёт.

- А может всё-таки сейчас выпью обратное зелье да пойду? Меня там ребята заждались, наверное.

- Во-первых, нет, нельзя сразу после неизвестного состава принимать что-то еще. Если еще не все побочные эффекты проявились, мы рискуем их усугубитью А во-вторых, - женшина набрала в худенькую грудь побольше воздуха - СЛУШАЙ ЧТО ТЕБЕ ГОВОРЯТ!!! ТЕБЕ МАЛО САМОДЕЯТЕЛЬНОСТИ?! ЧТОБ И ПЫЛИНКИ В МОЁМ ДОМЕ НЕ ТРОНУЛ БЕЗ РАЗРЕШЕНИЯ!

Чувствительльные звериные уши вывернулись назад, а сам Лео всё-таки снова не устоял на ногах. На лапах.

- Я пойду, подыщу тебе покои. Как зайдёшь в замок, дальше холла никуда не ходи, на лестницу не ступай. Понял? - С этими словами Красавица развернулась и, не оглядываясь, направилась к замку. Большая часть слуг посеменила за ней. Посреди двора снова поднимался на задние лапы Чудовише, теперь ему предстояло снова учиться ходить. До обшитых железом дверей лежал неблизкий путь - целых три десятка шагов.


Глава четвертая,
В которой еще не поют и пока еще не теряют надежды.

Утро не оправдало надежд обитателей и гостей ветхого замка в лесной чащобе, и Лео проснулся всё ешё в тысячу раз более волосатым, чем обычно. Впрочем, за исключением внешнего вида и затруднений с координацией никаких изменений он не чувствовал - сознание ничуть не изменилось, привычки тоже, и потому ни свет, ни заря Лео был уже на ногах и полон сил. И зверски голоден. Звонка для вызова прислуги в комнате не оказалось, и с обнаружившейся в изножье кровати одеждой пришлось справляться самому. Не обошлось без ущерба, как выяснилось, когти на ногах... Когти на лапах не втягивались, и при первой же попытке натянуть бриджи лапа Лео застряща в плотном вельвете, так что он сам не удержал равновесия и повалился на кровать, а новые, судя по виду, штаны, оказались располосованы. Рукава камзола Лео натягивал с особой осторожностью, а вот завязки свободной батистовой рубахи предтавляли слишком сташного противника, так что он не стал и пытаться с ними справиться. Оглядев себя в зеркало он остался недоволен - горчичный цвет камзола не шёл к тёмной шкуре, а бриджи неравномерно топоршились из-за того, что пришлось заправить хвост в штанину. Если не принимать внимание очевидное - повышенную волосатость, скрюченные конечности, звериную морду и гигансткий рост!

Впрочем, если говорить начистоту, последнее изменение ранее не выделявшегося ростом принца вполне устраивало.

Окончательно проснувшийся организм требовал еды - и как никогда настойчиво! - а никто из слуг так и не появился, не оставалось ничего другого, кроме как рискнуть и отправиться исследовать замок в поисках кухни.

Только он попытался ступить за порог, как за спиной раздалось фарфоровое дребезжание и тоненький голосок:

- Ваше Высочество! Ваше высочество, я вас провожу! Не выходите один. - В комнате по-прежнему никого не было, и только на комоде со звоном подпрыгивала чайная пара.

- Да-да, я здесь, на комоде! - правильно истолковала его замешательство посуда. - Я вас провожу в столовую, только спущусь... Или вы меня возьмите, покажу, куда идти.

Расписное блюдечко легко уместилось в громадной когтистой лапе.

- Налево! - подпрыгивая от нетерпения скомандовала чашка. Как Лео не приглядывался, но рта у нее не увидел. - Вниз по вон-той лестнице, которая за шкафом! - посудина однозначно разговаривала, но как?! - Нет-нет, еще вниз... Теперь налево!

Одна из выходяших в коридор дверей была распахнута, за ней, в лучах тёплого утреннего света танцевали в пустой комнате пылинки. Лео изумленно засунул голову в дверной проем.

- Нет-нет, никуда не заходи! - обеспокоенно зазвякала чашка.

- Но мы же спустились на два этажа под землю, откуда здесь свет?! - в ответ его фарфоровый спутник только пожал ручкой.

Наконец они оказались в небольшой уютной столовой, оформленной в светлых тонах. Сложно было представить, что в обветшалом, тёмном ведьминском логове могла быть такая комната, с резными панелями, имитирующими колонны на побеленных подкрашенной известью стенах, мягким ковром прямо под столом каштанового дерева, расположившимся ближе к распахнутым окнам. Стол был несколько странно сервирован - на льняной скатерти расположились два прибора, супница, лоток с хлебом, менажница с маслом, сыром и мармеладами, чайник, кофейник, две чайных пары, чашка без блюдца, бокал для красного вина, пивная кружка и колба цветного стекла, из которой выходил шланг в узорчатой оплетке с деревянным навершием. Среди обычных приборов затесался молоток для отбивания мяса.

- Доброе утро! - Открыв дверь бедром, в столовую протиснулась Красавица. Руки у нее были заняты громадным блюдом, на котором покоился почти целый зажареный гусь в компании нависшей над ним ароматной жёлтой горы яичницы-болтуньи. - Возьми свою тарелку.

Зверь рефлекторно протянул лапы к напоминавшему размерами поднос блюду. Есть хотелось так, что он уже чувствовал языком гладкость обглоданных гусиных косточек.

- Бери, бери. Осторожно, тяжелое, - передав блюдо, женшина поспешила скрыться в дверях. - Садись, я сейчас!

Возможно, никогда еще Лео не был так голоден, а возможно, звериный нюх усугублял ситуацию, но пара минут ожидания прошли в невыносимых муках. Наконец хозяйка замка присоединилась к нему за столом с куда меньшей тарелкой, на которой яичница соседствовала с парой ломтиков птицы и овощами, и начала трапезу. Не теряя ни секунды Лео вгрызся в сочный птичий бок. Во мгновение ока тарелка оказалась полупуста, только тонкие птичьи косточки похрустывали, дробимые острейшими зубами. Он смутился такой скорости поглощения пищи и попытался промокнуть рот салфеткой - вышло не очень, чуть не расцарапал нос сам себе.

- Благодарю за кров и стол, Красавица. - начал он, решив сделать утро чуть более светским.

- Не стоит, что ты. В конце концов, часть моей вины тут тоже есть, мне стоило быть более внимательной, - вздохнула ведьма, увлеченная накалыванием горошин на вилку. - Поживешь у меня, пока не найдём антидот. Или действие зелья само кончится.

- А это долго? - он поёрзал на прикрытом подушечкой деревянном стуле. Заправленный в штаны звост очень мешал сидеть.

- А кто ж знает... Я пока смешала остатки зелья из котла с реагентами, попытаюсь хотя бы выяснить, что туда попало.

Над столом снова повисло молчание, Лео попытался было аккуратно разрезать оставшуюся часть гусиной тушки, но ручка сторового ножа, казавшаяся такой увесистой в руке ведьмы, проскальзывала меж когтей. Он ухватился покрепче.

- Не гни серебро! Ешь лапами, раз не умеешь с приборами обращаться.

Лео снова выронил нож и заозирался в поисках обладателя хриплого низковатого голоса. Даже подбежавшую затереть оставленный уроненным ножом след от подливки метлу с мочалом вместо прутьев он не заметил и чуть не свалился со стула, отпрянув, когда ее свободно раскачивающаяся деревянная ручка едва не стукнула его по носу. Ведьма оживленно двигала бровями, объясняя что-то, но кроме них двоих в комнате по прежнему никого не было.

- Вообще-то я собиралась представить тебе прочих обитателей этого замка после завтрака, - сжалилась ведьма, налюбовавшися его ошарашеной мордой, - но раз уж так получилось... Ребята, прошу.

Звонко подпрыгнув, большая часть стоящей на столе посуды, а также метла, молоток, струна для нарезки сыра (от которой Лео такого, почему-то не ожидал) и давнишняя чашка выстроились в ряд, и тот же хрипловатый голос тоном заправского балаганщика затянул:

- Мы! Потрясающий! Ужасающий! Восхитительный магический ансамбль! Незаменимые помощники и верные слуги нашей изумительной, - посуда снова начала подпрыгивать с беспокоящим за ее сохранность звоном, перемещаясь в несложной хореографии - Кррррасавицыыы... Засранцы!!! - Закончил стройный хор.

От неожиданности Лео тоже подпрыгнул, и стул всё-таки не выдержал.

- А точно он к тебе сам пришел? - раздался со стола уже другой голос. - А то нервный какой-то...

Красавица рассмеялась, прыснув кофе, и в этот момент ее лицо стало по-настояшему ослепительно красивым, и, все еще сидя на полу, Лео рассмеялся вместе с ней.

- Эх, засранцы вы, засранцы! - Выдохнула она, аккуратно промокая густо подведенные черным глаза. Со стола донесся одобрительный гул, смешаный со звоном. - Познакомьтесь, Ваше Высочество, вся моя челядь. Прошу любить и жаловаться хотя бы не на всё сразу. Это Чус, - пузатый супник приподнял крышку и задорно пошевелил розовой каёмочкой.

- К вашим услугам, Ваше Высочество!

- Мохаммед - сырорезка тренькнула натянутой струной:

- Добро пожаловать, Ваше Высочество!

- Карлос, - теперь ему поклонился серебряный молоток для отбивания мяса. - Франк, - присела в реверансе метла с мочалом вместо прутьев. - Хосе Андреа, - диковинная колба со шлангом слегка согнулась:

- Всегла рады помочь, Ваше Высочество!

- Хосе Мануель, - продолжила ведьма и в ответ кофейник просвистел своим длинным носиком приятную мелодию.- Хавьер, Фернандо, Хорхе и уже знакомый тебе Хавьер, все зовут его Сета - представила ведьма оставшихся: бокал, пивную кружку и чашки.

- Восхитительно, премного раз знакомству, - вымуштрованно пробормотал Лео, сквозь сведенные от изумления челюсти. "Так вот где они, пропавшие без вести парни," - подумал он: "Она превращает докучников в предметы! Ведьма!" - от ледянящего ужаса шерсть на загривке встала дыбом, однако вслух он спросил только:

- И это всё?! А нормальных слуг нет?!

- На себя посмотри! А тебе чего надо?! Уж какие есть! - На разные голоса раздалось со стола.

- Нет, в этой комнате смобрались все, кто живут в этом замке.

- А кухарка?! Кто же приготовил завтрак?

- Я приготовила.

Вытаращившись на ведьму, пожалуй, более оторопело, чем когда та разожгла невидимый огонь взмахом руки, он медленно соображал, что сказать. Если не считать случаи, когда они в походе зажаривали на костре свежепойманную дичь, делить трапезу с тем, кто ее приготовил, ему еще не приходилось.

- Премного благодарен, очень вкусно, - наконец решился Лео.

- На здоровье, только не привыкай сильно. Да ты кушай, кушай. А то мы тебя тут развлекаем...

Переведя глаза на тарелку зверь осознал, что, и правда, все еще голоден, и снова принялся за гусятину и яйца, отрываясь время от времени, чтобы ответить на вопросы о самочувствии и о том, как ощущается новое тело.

Когда с завтраком было покончено ведьма наказала никому не покидать комнаты, и пока ее не было Лео успел еще раз перезнакомиться со странным сервизом (а все предметы, не смотря на их разрозненность, были оформлены в едином стиле с небольшими вариациями. Так, например, только у супника перламутровые бока украшала фривольная розовая каёмочка, а сырорезка была местами заляпана жёлтыми узорами), на первый взгляд те были отличными парнями. Ведьма вернулась как раз когда они наперебой объясняли концепцию своего асамбля и объявила, что она слегка перестроила замок.

- Двери без ручек не открывай! Если откроешь какую-нибудь комнату и почувствуешь, что тебе туда не надо - закрой дверь немедленно, понял?!

Лео ничего не понял, но на всякий случай кивнул. На этот раз, выйдя из столовой он оказался в просторном холле с широкой лестницей, явно передной дверью и несколькими дверями поменьше.

- Твои покои теперь на втором этаже, - указала в сторону лестницы Красавица. - Я отвела тебе пару гостиных и библиотеку, а так же сюда выходят двери во все бытовые помещения, если я что-то забыла - вечером добавлю.

Она похлопала Лео по мохнатому животу, велела не грустить, не ходить куда не следует и послать за ней кого-нибудь из слуг если вдруг что. Обняла его еще раз - черно-зеленая макушка теперь едва доставала ему до пояса, - и скрылась в глубине замка.


Глава пятая,
В которой решаются очень важные вещи.

К обеду Лео накрыло.

Первые пару часов после завтрака он с упоением исследовал всё доступное ему пространство замка. Комнаты были невелики, но просторны, с небольшим количеством крепкой мебели, и совсем не захламлены. Такая обстановка резко отличалась от собственных гостиной и лаборатории ведьмы, что наводило на мысли, что покои были каким-то образом выколдованы специально для него. Следом за ним из комнаты в комнату прытко перемещалась вереница слуг. Поначалу разговаривать с пивной кружкой было довольно странно (а ещё страннее - обмениваться шуточками по поводу крепости кровати с кальяном), но ребята они были веселые, и вскоре только постоянное дребезжание напоминало об абсурдности ситуации.

Побродив по слишком тёмным для погожего дня коридорам, Лео вышел на двор, показавшийся ему вчера слишком пустым. Ни овчарни, ни конюшни там, действительно, не было, разве что кудахтанье всё-таки доносилось из обветшалого сарая, одна из стен которого представляла скорее реденький плетень.

- Кроме домашней птицы, мы там иногда держим кроликов, поросят, прочих мелких животных, - Пояснил чайная пара, отчего-то замявшись.

- И других идиотов, - добавил невпопад пивная кружка.

Пристроившись в предоставляемый сараем тенек, пофыркивал, привязанный, конь Лео. Принц почувствовал укол совести за то, что раньше не подумал проверить, позаботились ли о нём, и поспешил к коновязи.

Лишь только животное почуяло приближение чудовища, ощутило дрожь земли под ударами мощных когтистых лап, оно забилось в ужасе, натягивая поводья и оглашая испуганным ржанием не то что двор, но и окружающую чащобу; из тёмных крон ему истерично вторили белки. И вот тут, посреди пустынного замкового двора, Лео понял, что случилось страшное. Мощные когтистые лапы вмиг стали тяжёлыми и неуправляемыми. Опустившись на траву он принялся лихорадочно ощупывать себя, но всюду пальцы натыкались на шерсть; попробовал ушипнуть - больно. Даже укусил - острые клыки впились в его собственную плоть, легко прокусив до крови, руку обожгло болью, на языке остались шерстинки. Теперь это было его тело. Обхватив себя лапами, он тряс головой, пытаясь уложить в ней всю ужасающую ситуацию - в таком виде он не мог вернуться домой, что скажет отец, что скажет двор, кто поверит идиоту, который позволил себя заколдовать, если не вернется - будут ли его искать, будет ли отец волноваться, конечно будет, он никогда не увидит друзей, не поучаствует в пирах, кто пустит чудовище на пир, а вдруг он плотоядный, а вдруг он плотоядный?!

Мысль о том, что он может есть людей настолько ужаснула Лео, что он уже не в силах был думать о чем либо еще, так и сидел, раскачиваясь, что жёсткая грива хлестала по плечам, пока его не вывел из забытья женский голос. Красавица стояла рядом, обнимая его за плечи, и безостановочно шепча в острое ухо, что не всё потеряно и все будет хорошо. Трава вокруг была взрыта носками ее туфель, видимо она пыталась остановить его, но крошечную ведьму только таскало из стороны в сторону, вслед за движениями зверя. Вокруг собрались и все прочие обитатели замка, только коня не было видно. Солнце скатилось уже к самым верхушкам деревьев; сколько же он так просидел?

- Всё будет хорошо. - С полной уверенностью повторила ведьма. - Я что-нибудь придумаю.

Спустя час-другой совместными усилиями было составлено письмо, скрепленное личной печатью принца, мол, нашёл любовь всей своей жизни, вздыхаю и чахну, живу под ее балконом, пою серенады ежевечерне и иногда с утра, обьезд провинций закончите без меня, встретимся в столице, если что, соврите папе что-нибудь. Доставить письмо к месту стоянки сопровождавшего принца отряда должен был конь. Ведьма заверила, что проследит за тем, чтобы животное нашло главу отряда, где бы тот ни был, даже если отряд уже снялся с места в поисках Его Высочества.

Лоснящийся конский хвост скрылся меж тёмных сосен. Проводив его взглядом Лео вернулся на отведенное ему гигантское кресло и включился в дискуссию наивысочайшей важности - как жить дальше. Ведьма ела мало (питалась "святым духом" или "страхом селян" по версиям слуг), а прочие обитатели замка и вовсе ничего, кроме того, из беспорядка она оставляла разве что бисквитные крошки на полу библиотеки, да измазанные сурьмой полотенца, в ее кабинете и лаборатории же убираться было запрещено под страхом помещения на хранение в стеклянный шкаф на веки вечные. Таким образом, брать на себя новые обязанности по хозяйству никому не хотелось. До темноты они кидали кости, пытаясь распределить, кто будет готовить, пополнять запас дров, выгребать золу и заниматься прочими вещами, о которых Лео имел весьма смутное представление, потом поужинали, прикончив большую часть скромных запасов вяленого мяса и сыра из ведьминой кладовой, и только когда он уже засыпал, свернувшись меж простыней, его посетила мысль, а почему они вообще делили обязанности со слугами? Следом за ней возник вопрос, как же посуда вообще рубит дрова и заправляет постели, но не успев толком удивиться ни тому, ни другому, Лео уснул.

День за днем, неделя за неделей, ароматная ранняя осень сменилась ежедневными ледяными дождями. Ночами морозец прихватывал месиво грязи на лесных тропинках в крутые пики, а иней на траве всё дольше хранил следы лап и копыт. Дни то пролетали, едва касаясь, так что потом и не упомнишь их, то тянулись, будто тоже были заколдованными.

Не без стычек и волнений, жизнь в обветшавшем с виду замке в самой глубине леса вошла в колею. Красавица теперь гораздо чаще проводила вечера в гостиной за чтением, разговорами или играми, коих она и сервиз знали великое множество. Чудовище научилось охотиться, теперь уже по-звериному, а также обращаться с кухонным очагом, вертелами, разнообразными ножами и прочей кухонной утварью. Правда, он всё ещё на всякий случай сначала обращался к каждому предмету, на случай, если оно вдруг возражает против чистки овощеё и может ему об этом сказать. Как изменилась жизнь сервиза сказать было сложно, потому что никто не знал, чем же они занимались целыми днями до того. Постепенно разрешилась и проблема с провизией, свежее мясо приносил Чудовище, задирая в лесу то кролика, то пару куропаток, да и торговки стали захаживать гораздо чаще. Уже почти каждую неделю на жухлой траве перед замком показывалась какая-нибудь повозка со снедью, хозяин или хозяйка которой были только рады обменять зелень, сыры или колбасы на ведьмины снадобья, ассортимент которых разнился от заживляющих бальзамов и проворотных зелий до снадобий от похмелья и от крыс. Иные, особо словоохотливые, напрашивались на чай, сетуя на долгий путь сквозь неприветливый лес. Чудовище не показывался на глаза гостям, но всегда сидел и слушал за дверью, наслаждаясь голосами, жадно ловя досужие сплетни и звуки смеха. Общительный и разговорчивый, Лео страшно скучал по людям. Некоторые посетители были давними знакомыми обитателей замка и желанными гостями. Нескольких странствующих торговцев, младшего сына барона этих земель и старуху-ведунью, живущую в дальней деревне, встречали в дверях подпрыгивающие чашки или самостоятельно стоящая кверху мочалом метла, однако же, было решено не пугать никого видом гигантского клыкастого чудовища

Ведьма все еще выискивала в древних книгах рецепты и советы, но уже все реже и реже. В первые пару недель каждое утро к завтраку Лео ждало новое зелье, а иногда и по вечерам. Пару раз, не без помощи метлы и молототка, в предрассветные часы его выгоняли на двор, где он должен был стоять в середине замысловатого рисунка, пока ведьма расшаживала вокруг, бубня что-то под нос. Однако, до сих пор ничего так и не помогло. Еще в первые же дни Красавица объявила, что верным средством будет пресловутый Поцелуй Истинной Любви, который, как подорожник, от вего помогает, но несмотря на многочисленные любовные похождения, претенденток на звание истинной любви у Лео уж точно не было, и потому, пока что, время от времени его потчевали то более, то менее мерзкими зельями, стопка годовых подшивок "Ежемесячника Волшбы" всё таяла и таяла, а дни шли, один за одним.

Одним солнечным утром, все обитатели замка собрались в столовой, где, однако, царила непривычная для обших завтраков тишина. Зачарованно, едва дыша и забывая жевать, все любовались искрящимся снегом, выпавшим за ночь, и сияющим теперь под лучами утреннего солнца. Утро выдалось ветренным, верхушки сосен колыхались в вышине, и их движущиеся тени делали игру бликов еще более обворожительной. Наконец идеально гладкое снежное покрывало было нарушено птичьими следами - два ворона прилетели на двор и принялись шумно выяснять что-то между собой.

- Агааа! - находившаяся в тот момент прямо у рта Красавицы чашка вздрогнула. - Ой, Хорхе, прости-прости. Я что подумала, надо спросить еще кого-нибудь.

- Кого ты спросишь, бабку Джульету что ли?

- Придётся объяснять, как так получилось.

- А если его узнают?

- А если нас запалят?!

- Если ты сама понять не можешь, из остальных точно никто не разберется, - для убедительности потряс мочалом метла Франк.

- А мы оборотня спросим. Лео, хочешь прогуляться через лес? Лапы разомнёшь.

- Но, - зверь так напряжённно пытался вспомнить, слышал ли он о живущем неподалеку колдуне, что уши поднялись к самой макушке, - но через какой еще лес? Тут поблизости больше никто не живёт.

- Ну, через пару лесов. И гор. В любом случае, тут недалеко. Бешеной со...

- Бешеному зверю сто вёрст не круг! - радостно заключил сервиз.

- Фы бы тозе с ным прокатыысь, - заметила Красавица, увлеченно вылизывая ложку. - А кто сегодня готовил? Очень вкусно.

- А что, ре...

- У нас репетиция послезавтра, не можем, - пресек начавшееся в рядах слуг волнение супник.

- Как будто вам есть разница, послезавтра или через неделю, - фыркнула хозяйка. - Зато вы Карлоса и Морти триста лет не видели.

- Дисциплина и послушание, - отрезал Чус, - основа всего. И вовсе не триста, они еще при позапрошлом короле приезжали, это всего лет семьдесят.

- Да и Тете придёт, неудобно, - вздохнул сырорезка, огорченно пиликнув струной. - Лучше ты, Лео, их к нам приглашай.

- Да куда ж вы меня посылаете то? Не то, чтобы я против, но куда? Что за мафия в лесу, и, в любом случае, как я по-твоему потащу на себе посуду? Корзинку в зубы возьму?!

- Да ладно, они же сказали, что все равно не поедут, - отмахнулась Красавица. - Относительно недалеко отсюда живёт один колдун...

- Два! - Звякнул бокал, но ему в ответ понеслось:

- Один!

- Два!

- Один...

Лео уже выяснил, что перепираться слуги могли целый день и по мельчайшим поводам. По важным вопросам они, впрочем, не спорили, имея единое и чёткое мнение (обычно доносимое до всех внушительным пузатым супником). Красавица, впрочем, не собиралась их прерывать, она умилённо наблюдала за спором, время от времени щекотя Хорхе, из которого пила чай, за разрисованые розами бока.

- Так сколько там колдунов? - Проворчал тихонько Лео. Одним из минусов звериной морды была невозможности говорить шёпотом.

Ведьма вцепилась пальчиками в длинную гриву и притянула его голову поближе:

- Один, Карлос. Морти, хоть и может оборачиваться вороном и знает кой-какие трюки, магию творить не может.

- Вороном?! Человек может оборачиваться вороном?

- Смотрите, говорящее чудовище! - Проворчала женщина в ответ. - Может. Хотя, кстати, не ведаю, может он и птица, которая оборачивается человеком... В общем, я тебе карту нарисую. Покажешься, поплачешься, авось они надумают, как твоему горю помочь.

Звон и стук на столе всё не стихали, когда Чудовище поднял глаза, кофейник дубасил ложечкой пивную кружку, кальян обхватил шлангом молоток и воинственно раскручивал его в воздухе, чашки пытались запрыгнуть друг в друга.

- Засиделись мы, - вздохнула Красавица, - Надо бочонок с бароновым любимым вскрыть и поставить фильтроваться, раз уж Тете придёт. И напомни мне средства для волос ему отлить. Пошли, поможешь.

Направляясь вслед за ней в погреб Лео подумал, что это очень хорошо, что хотя бы посуда сама собой моется.

Пользуясь тем, что в столице и не подозревали о том, что где-то в сюзеренных лесах живёт ведьма, налоги и сборы в королевскую казну Красавица не платила совсем, однако же исправно, хоть и в неофициальном порядке, "поддерживала дружбу" с бароном, пополняя его погреба настойками и брагами собственного изготовления, а также не забывая прикладывать к каждой поставке фиал с волшебным средством на утро. Барон дель Иерро доброму соседству был очень рад, и самолично заботился о том, чтобы молва о живущей в лесу ведьме не расходилась. Сам он забирался в чащу леса редко, посылая вместо себя младшего пасынка. В отличие от тяжёлого на слово и на руку барона, молодой человек отличался неумеренно дружелюбным и лёгким нравом, и очень скоро подружился с ведьмой, а там и с ее слугами. Теперь уже, прибегая за бочонком ведьминой домашней или за средством для волос, которые ведьма уже почти считала своей гордостью и персональной заботой, он на долгие часы задерживался поболтать, а то и спеть с сервизом, действительно организовавшим настоящий ансамбль. Лео тоже уже был включён в пару номеров, и супник даже обещал написать специально песню с партией, где Чудовище мог бы рычать как есть.

Пока что, он помог Красавице с зельями, для барона и на продажу, и, не откладывая, собрался в путь.

- Ты уж возвращайся, - пробурчала ведьма куда-то ему в живот, розоватые на этот раз пряди встали дыбом от трения об его шерсть. - Даже если Карлос тебя расколдует, навести нас как-нибудь. И весточку пошли! И пришли засранцам ту новую дудочку, о которой ты рассказывал.

Чудовище подхватил почти невесомую женщину и осторожно, едва дыша, прижал к себе. Под могучими лапами её косточки казались хрупкими, будто птичьи, и тем не менее обернувшиеся вокруг его шеи руки и зарывшиеся в гриву пальцы принесли восхитительное ощущение тепла и близости. Лео еще не успел привыкнуть к тому, как с новыми животными чувствами он мог ощутить биение пульса, теплоту крови, различить отдельные следы запахов различных зелий на затёртой рубахе. Красно-розовые, как ягоды лесной малины, кончики волос топорщились во все стороны и щекотали чувствительный звериный нос, он уже открыл было пасть, чтобы чихнуть, и увдруг заметил, что голова Красавицы в общем-то могла бы поместиться в этой клыкастой пасти целиком. Он бережно опустил женщину на ноги, уже в ту же секунду тоскуя по её тёплым объятиям.

Из распахнувшихся дверей окатило зябким, сырым воздухом. Утренний снежок уже весь превратился в холодную грязь. Ёжась и поджимая лапы Чудовище потрусил вслед за волшебным клубочком, а Красавица еще долго кричала последние наставления ему вслед.


Глава шестая,
в которой магов в этой истории становится втрое больше

К вечеру Лео мысленно сделал пометку намекнуть ведьме, что клубок определенно нуждается в доработке. Неплохо бы чёртовому мотку шерсти и останавливаться иногда! Жилистые звериные лапы всё ещё легко несли его через леса и поля, но кроме того хотелось и пить, и писать, да и поесть было бы неплохо. Неласковое зимнее солнце давно закатилось и попадающиеся под лапами корни покрылись корками льда. Время от времени лесные животные показывались между деревьями, вспугнутые запахом и тяжёлой поступью чужака, но никто не смел приблизиться.

Всю ночь и весь следующий день следовал он за ведьминым проводником, и наконец, зловредный клубок, грязный и мокрый, с налипшими колючками и насадившимися на них листьями, ударился в дверь добротно сложенной из ровных прямоугольных камней башни. Высунув язык, Лео повалился на крыльцо - лапы больше не держали. "Сейчас, только минутку отдохну..." - мысленно пообещал он прежде чем провалиться в сон.

- Но ран на нём тоже нет, может больной?

- Да нет, смотри, шерсть хоть и грязная, а густая, лоснящаяся.

- Так что, эта зверюга упала на наше крыльцо совершенно случайно? И главное, как теперь домой попасть?!

- Да перешагни ты его.

- Нет уж, ты перешагни, а я послежу. Шандарахну его чем-нибудь если он тебя укусит.

- Ой, спасибо, успокоил. Ты посмотри, клыки из пасти на пять сантиметров торчат! Он меня один раз укусит, и уже пополам.

- Да не полезет он тебя кусать, он на тебе мяса даже не учует. Одни кости.

- Хар-хар-хар, очень смешно.

- Иди открывай уже...

Всё ещё сквозь сон Лео почувствовал, как над ухом что-то прошелестело, захрустели покрывавшие каменные ступени жухлые листья, прямо по носу прошёлся холодный скользкий край кожаного плаща.

- Карлос, смотри-ка! Он тут не случайно! - Человек в кожаном плаще не стал брать клубок, состоявший скорее из грязи, чем из шерсти руками, а ловко пнул его в сторону собеседника. Спустя пару мгновений с другой стороны послышалось:

- Его послала Красавица, по крайней мере, это ее клубок.

- Аа... ну, пусть лежит.

Вскоре шаги и голоса стихли, и Чудовище снова провалился в сон. Однако же, в следующий раз в себя он пришёл у потрескивающего камина, шкура его уже высохла и вилась мелким бесом. Рядом стояла миска с водой.

Он сел, прямо на нагретом от камина каменном полу, с наслаждением похлестал хвостом, который успел "отлежать" во сне, и в три глотка выхлебал всю миску. Осмотрев комнату, скорее всего гостиную, он обнаружил несколько шкафов с книгами, полнившихся романами, пьесами, справочниками, летописями и непонятными томами на чужестранных языках вперемешку. Вытащив толстенный том справочника по зверям и птицам, Чудовище зажёг от камина несколько свеч и устроился в кресле, приготовившись ждать. Памятуя о комнатах в замке Красавицы, где время текло по-разному, за окном могло оказаться лето посреди зимы, а сами комнаты появлялись и исчезали, выходить из этой гостиной и искать хозяев башни он даже не собирался.

Совсем скоро дверь отворилась, и в комнату вошли двое мужчин. Оба в чёрном с головы до ног. Один, обладатель сияющего полностью лысого черепа и топорщащейся козлиной бородки, был одет довольно просто, в чёрные штаны и рубашку, на руке резко выделялось массивное кольцо-коготь, но других украшений на нём не было. В его слегка одутловатом лице не было решительно ничего примечательного - среднего размера аккуратный нос, поджатые губы, тёмные глаза, разве что чуть островатые брови могли бы сойти за что-то зловещее в его облике. Второй же, длинноволосый и бледный, напротив, словно воплощал собой бабкины сказки про колдунов да ведунов. На белом лице словно горели огромные черные глаза. Впрочем, присмотревшись, Лео понял, что эффект усугублялся щедрым контуром сурьмы. Длинный птичий нос, впалые щёки и вытянутая жилистая шея создавали впечатление хрупкости, и было совсем непонятно, как же он не сгибается под весом серебра и камней: подвесок, серег, колец. Одет он был гораздо теплее, кроме кожаного плаща - нос Лео непроизвольно дёрнулся, вспомнив холодное прикосновение - на нём были перчатки без пальцев, тёплый жилет и шарф, а из тяжёлых сапог выглядывали шерстяные полосатые носки.

- Я так вижу, я зря уговаривал Карлоса оставить собачку, - проговорил он. - Я Морти, а это Карлос. Кто ты, и что тебя привело к нашей двери?

- Здравствуй! - Помахал из-за его плеча лысый Карлос. - Ты от Красавицы, да?

- Ага. Сервиз вам привет передаёт.

- Так ты и с засранцами знаком? Ты что же, живёшь у них? Чего это Красавица решила завести домашнее животное?

- Не совсем, я сам завёлся. Так получилось. Меня зовут Лео, премного рад знакомству, она меня послала испросить вашего совета, как снять эффект волшебного зелья.

В ответ на поднятую бровь Лео оставалось только выложить всю историю, как есть, опустив только свой королевский титул.

- Вот что, - огласил, наконец, Карлос, - утро вечера мудренее. Утром подумаем, как твоей беде помочь. Ложись пока эээ... тут

- Мы тебе одеялко принесем. Камин будет всю ночь гореть. Будет жестковато на полу, но не замёрзнешь точно.

- Гостевых комнат у нас нет, уж не серчай.

И с этими словами хозяева башни удалились, оставив своего незваного гостя на каменном, хоть и тёплом, но чрезвычайно жёстком полу. В первый раз после превращения в зверя Лео свернулся клубочком, по-животному, и, уткнув вытянутую морду в собственный пушистый хвост, снова уснул.

У Карлоса и Морти он провёл несколько дней. Ему не предлагали ни зелий, ни порошков, однако он постоянно чувствовал на себе пристальный, изучающий взгляд лысого колдуна и время от времени замечал, как он тот делает пассы руками и что-то шепчет. Несколько раз он чувствовал, как его словно тянет из собственной шкуры, его выворачивало наизнанку, к вечеру уже невыносимо болели все кости в теле, так что он едва доползал до "своего" места у камина. Чтобы снова накрыться звериным хвостом.

Большую часть времени компанию ему составлял Морти, то человеком, то вороном. Встрёпанная чёрная птица кружила над головой Чудовища, сопровождая его в прогулках по лесу вокруг башни, время от времени скидывая ему на голову шишки или обрушивая целый сугроб снега с ветвей. Он мог обернуться в мгновение ока по собственной воле, вот он перешагивает корни рядом с Лео, а вот уже взлетает и кружит под тёмными сосновыми лапами чёрная птица. Лео завидовал нещадно, так же, как и тому, что в своей птичьей форме его новый друг понимает язык зверей. Впрочем, колдун посоветовал считать неспособность Лео услышать что-нибудь кроме карканья и тявканья за добрый знак. Почти седмицу провёл Чудовище в башне оборотней, но вот засобирался в обратный путь. Новые друзья обняли его крепко-крепко на прощание, каждый по нескольку раз, пообещали послать ведьме весточку, если что-нибудь придумают и наказали не отчаиваться. Ещё добрый десяток миль пара воронов кружила над тропой, подбадривая его карканьем и кидаясь шишками.

На этот раз ему предстояло искать дорогу самому. Весь день зверь бежал в направлении, указанном Карлосом. Время от времени ему казалось, что он всё-таки заблудился и движется совсем в другую сторону, тогда он прижимал уши и вспоминал наставления Морти: "Не думай о том, что ты видишь, не смотри на дорогу. У тебя внутри, в грудине, между ушами, в основании хвоста, уже есть компас. Твой нос и твой хвост всегда знают правильное направление, только спроси их и не сомневайся." С наступлением темноты Лео зарылся в тёплую, землянисто пахнущую сытной осенью груду листвы и уставился на звёзды, ожидая, когда его сморит сон. Звёзды перемигивались в ледяном небе. Он вспоминал созвездия, соединяя яркие белые точки в заученные с детства фигуры, как вдруг всё его сознание захватил голос оборотня-ворона. "Отпусти", - увещевал друг, - "ты уже не только человек, ты зверь. Отпусти, дай зверю тоже вдохнуть". Он медленно вдохнул; тянул и тянул морозный воздух, пытаясь разобраться, что за запахи в нём сплелись. Аромат прелой листвы заполнил чувствительный звериный нос, но вот в нём появились свербящие нотки, что-то маленькое, острое... Белка. Лео не представлял, как пахнет белка, но его нос точно знал, что это она. На этом дереве живёт белка. Вот ещё что-то, удушливое, слегка волочащееся. "Барсук", - подсказал нос, - "здесь частенько проходят барсуки, нора должна быть к юго-востоку". И в эту самую секунду он абсолютно точно знал, где находится юго-восток, где, собственно, восток, где запад, где юг и где север, он чувствовал, с какой стороны взойдёт солнце и куда улетели птицы, словно где-то в мире была определенная точка, и его к ней тянуло. А ещё теперь он знал, в какой стороне замок ведьмы. Успокоенный и согретый этой мыслью он и уснул.

Проснулся он с рассветом, всё вокруг покрывал тонкий пушистый слой свежего снега, сохранявшие тепло всю ночь листья намокли и стали гораздо тяжелее. Уже предчувствуя колкий, жгучий холод снега под лапами Лео мысленно поёжился, он ненавидел холод и обычно зимой закутывался во всё, что только находил в сундуках. Наконец, собравшись с силами, он подпрыгнул, отряхнулся, разметав гривой листья во все стороны, и потрусил вперед, на этот раз даже не задумываясь, куда. Следующую ночь он так же провёл под звёздами, свернувшись клубочком между валунов, укрывших его от ветра и чужих глаз. Там же под камнями он зарыл кости кролика, которого он задрал на ужин. Съев пару мелких зверьков за весь день он был всё ещё голоден, но сырое окровавленное мясо тяжело проскальзывало в горло, утоляя голод, но не принося удовлетворения от еды. Недовольно урчащий желудок Чудовище успокаивал тем, что до дома осталось совсем немного, даже лес, где его застала ночь, уже был ему знаком. Теперь, правда, укрытый снежным покрывалом, он выглядел совсем иначе, но пах также. Снег шёл весь день и всё ещё не собирался останавливаться, воздух был непрозрачным от мельтешащей пороши, даже звёзд в небе совсем не видно.

@темы: сияющий колхоз Ла Аурора Роха, Фанфики, Слэш, Why I do village of the wheel of the vacuum cleaner?

URL
Комментарии
2015-10-09 в 17:41 

hasta_indi
Crouching Tiger, Hidden Ram
не обделила его умом и сообразительностью
птица говорун, ага

2015-10-09 в 18:07 

hasta_indi
Crouching Tiger, Hidden Ram
но Лео был только рад полудомашнему окружению. Замок был возведён
был был

Проходя мимо особо затейливого подсвечника принц вспомнил россказни бароновой дружины и, на всякий случай, поздоровался
проиграла

были покрыты полками, на которых вперемешку громоздились книги, мешки и колбы. Кругом были беспорядочно
были были

поместилось столько мебели, приблоров и мелочей
вот я не знаю, может слово такое есть, Тера, у меня словарный запас как у чайника

и словами прошания, они
щ

Миновав тёмный коридор принц вышел н
всегда путаю, нужна тут запятая или нет

так вроде ничего больше не заметила

   

Glowledge

главная